«Требуется няня» · Интервью · Виктория Исакова


«Требуется няня»

(Интервью)

— Вы очень редко появляетесь в телесериалах, а в кино, до фильма «Требуется няня», не снимались вообще. Вы часто отказывались от киноролей?

— Некоторые актёры могут играть, скажем, леди Макбет у какого-нибудь замечательного режиссёра в театре, а потом рекламировать пиво на центральных телеканалах. И я их не осуждаю, это их выбор. Но я хочу невозможного. Я хочу из прекрасных экранных ролей выбирать самые лучшие. Такой возможности у меня пока нет, и поэтому я крайне редко снимаюсь. Хотя сейчас ситуация меняется. Появляется много интересных предложений. Может быть, дело в том, что я повзрослела и достигла того возраста, в котором я стала интересна для режиссёров. А может быть, просто я стала более заметной. Я читаю сценарии и пытаюсь понять, какие эмоции они у меня вызывают и как я могу реализовать себя в этом фильме. Роль должна меня заинтересовать и с актёрской, и с человеческой точек зрения.

— Может быть, такая придирчивость в выборе кино- и телеролей сказывается на вашей популярности?

— Если ты часто мелькаешь по телевизору, это ещё не значит, что ты звезда. Для меня звезда — это, например, Олег Меньшиков. Его не так часто увидишь по телевизору, но его профессионализм и человеческие качества; особый дар. Звезда; это и Костя Хабенский, с которым я недавно снималась и который поразил меня своей наивностью, детскостью, потрясающей искренностью и внимательностью. Звезда — это, прежде всего, гиперпрофессионализм, а не «засвеченность». И если завтра я снимусь в блокбастере и в одночасье стану «медийным лицом», от этого уровень моего профессонализма никак не изменится — ни в худшую, ни в лучшую сторону. Успешный и талантливый артист должен быть популярен, и я так же, как любая актриса, этого хочу. Известность в дополнение к профессионализму даёт возможность выбора ролей и режиссёров. И это для меня конечная цель. Надеюсь, что я смогу её достичь.

— Чем вас привлёк сценарий Ларисы Садиловой?

— Прежде всего, меня привлекла сама Лариса как энергетический вулкан. С самого начала она просто поразила меня своей потрясающей уверенностью. Она точно знает, чего она хочет, и это я почувствовала очень остро. Мне кажется, что артист должен либо доверять режиссёру, с которым он работает, либо не доверять и использовать свои наработки. Интереснее и важнее доверять, помогать режиссёру, работать вместе с ним. Ларисе я очень доверяла.

— Вам, судя по всему, нравится и то, что Лариса имеет возможность снимать именно то кино, которое хочет?

— Лариса очень талантливый человек, и она может себе позволить не волноваться о том, что подумают о её фильмах. Она делает то, что ей нравится, и это здорово. Она снимает так, чтобы ей самой не было стыдно за свою работу. При этом она самокритична. Мне кажется, что она для себя самый большой критик. Как-то на съёмках Лариса вдруг сказала: «Всё, стоп! Заканчиваем снимать. Это не то. Мы эту сцену будем переснимать». Не потому что я плохо сыграла. Просто Лариса поняла, что эта сцена не сложилась. И она нам честно сказала, что этой сцены не будет, а будет другая. Хотя она могла сказать, самой себе в первую очередь: «Ладно, сойдёт, и так много времени потрачено. Там подрежу, тут музычку вставлю». Но она решила всё переснять. Она честна перед собой. Мне также понравился замысел этого фильма, который строится вокруг сложных отношений трёх главных героев. Мне понравилось, что моего мужа будет играть Лёша Макаров. Мне понравилась Марина Зубанова. С такими людьми работать в радость.

— Как вы представляли себе свою героиню?

— Я считаю, что человек, прежде всего, должен иметь возможность самовыражаться. Он должен делать только то, что он считает нужным, в первую очередь. Чтобы ни о чём не сожалеть. И если завтра он поймёт, что ошибся, то он будет знать, что это был его личный выбор, его собственное решение. А в фильме Садиловой моя героиня рефлексирующая. Вроде бы у неё всё хорошо, но это только на поверхности. Если разобраться, то многое в её жизни можно изменить, а Вера почему-то этого не делает. И мне хотелось понять, как можно так жить.

Я всегда принимаю окончательные решения сама, и в этом отношении Вера на меня совсем не похожа. А Ларисе нужна была я, с моими привычками, манерой поведения. Иногда я говорила ей: «Так не может быть! Человек так не поступает!» Мне было интересно понять себя в этой ситуации, примерить её на себя.

— Как вам кажется, почему няня так подло поступает с принявшей её семьёй?

— В фильме няня оказалась тем человеком, который вскрывает нарыв. И её нельзя воспринимать однозначно как отрицательный персонаж. Недаром Садилова выбрала на эту роль Марину Зубанову, актрису положительного обаяния. Няня видит, что Андрей изменяет Вере, и решает дать ей об этом понять. В этом есть своя правда.

— Но всё же няня вряд ли может вызвать сочувствие…

— Наверное, дело в том, что я всегда пытаюсь найти оправдание даже для самого отрицательного персонажа. Я ищу моменты, за которые я могу полюбить того человека, в роли которого мне предстоит жить. Ведь про Веру, мою героиню в этом фильме, тоже можно сказать, что она дура, истеричка, что она не воспользовалась теми возможностями, которые у неё были. Но, когда я читала сценарий, мне было её жалко. Она пытается найти выход, но, наверное, выбирает неправильные пути. Хотя, если она не перестанет пытаться, в конечном итоге, я думаю, она найдёт правильное решение.

— Вера хочет снова выйти на работу, чтобы спастись от одиночества?

— Мне кажется, что, когда они с Андреем познакомились, она была независимой, самостоятельной, и Андрей полюбил её такой. А теперь она чувствует, что Андрей от неё отдаляется. И Вера пытается вернуться к тому состоянию, когда у них всё было хорошо. Это не значит, что ей наплевать на дочь. Просто Вера пытается так спасти свою жизнь.

2005

Войдите через свой аккаунт: