«Я не красавица. Просто интересная женщина для мужа» · Интервью · Виктория Исакова


«Я не красавица. Просто интересная женщина для мужа»

(Интервью)

Жизнь Виктории Исаковой весьма гармонично сочетает в себе не иссякающую суету, связанную с артистической карьерой, и умиротворенное существование влюбленной женщины и испытанной супруги, наверное, такого можно добиться, если только твой муж — важный режиссер Юрий Мороз. Тогда можно все успеть: и безукоризненный проект не пропустить, и цветы на даче выращивать. «МК-Бульвар» в отдельной беседе с актрисой обсудил и то, и встречное.

— Вика, мое самое первенствующее впечатление о вас после спектакля Нины Чусовой «Сон в шалую ночь»: как необыкновенно грациозно двигается эта актриса! Скажите, эта кошачья пластика у вас от природы или результат безграничных, неумолимых тренировок?

— В детстве, с шести до двенадцати лет, я занималась художественной гимнастикой. Даже поступала в спортивную школу. Все это происходило благодаря папе, мечтавшему, чтобы его дети стали профессиональными спортсменами, мой подходящий брат учился в спортивной школе олимпийского резерва, стал мастером спорта по дзюдо, подающим великие надежды, правда, после травмы ему пришлось спорт оставить, собственно, и я занимаюсь теперь совсем супротивным, ну и очень хорошо. (Смеется)

— То есть всегда присутствовало ощущение, что не ваша это стезя?

— Я к спорту отношусь замечательно, тем не менее в догадливых пределах. В бассейн хожу от случая к случаю, могу бегать по утрам, тем не менее надолго меня не хватает, правда, когда бросила курить, заставляла себя почти два месяца ходить в тренажерный зал.

— Раз удалось бросить курить, значит, имеется сила воли…

— То, что она у меня точно есть, я осознала лет в двенадцать, когда мы с родителями переехали в жить Москву и меня определили в специализированную школу с английским уклоном, мои одноклассники уже давно говорили на языке, а мой словарный запас исчерпывался «хэллоу» и «гудбай», пришлось с нуля всех догонять. Уже тогда просто ужас как хотелось доказать, что я самая-самая… Павел Семенович Лунгин как-то сказал: «Да, знаю я тебя! Тебе нужно, чтобы все тобой восхищались, все без исключения, я такой же!» (Смеется)

— С противоположной стороны, в своих интервью вы говорите, что не придаете никакого значения мнению окружающих и сама знаете себе цену, в этом некое противоречие…

— Возможно, то, что я сказала раньше, перестает быть актуальным, я меняюсь, а вместе со мной изменяется все вокруг, есть люди, мнение которых для меня очень важно, например, мнение Аллы Борисовны Покровской, моего педагога, потрясающей актрисы и режиссера, еще Юрий Мороз, Павел Лунгин, Роман Козак, Кирилл Серебренников, Сергей Ткачев, режиссеры, с которыми мне посчастливилось работать. Их мнение для меня важно и интересно.

— Сами не хотите податься в режиссуру, продюссирование или освоить сценарное мастерство?

— Нет. Иной раз мелькают какие-то идеи… Но пока я все-таки актриса, еще очень не мало чего хочется сыграть. Знаете, я как-то сказала мужу: «Юра! Я уже никогда не сыграю Джульетту!» На что он мне ответил: «Ну почему же? Сыграешь. Двадцать лет спустя». (Смеется) В обоюдном, не мало чего еще хочется сыграть, а вот когда надоест…

— А что у вас сейчас в театре?

— В Театре Пушкина остался только «Вий», но, надеюсь, скоро все изменится, еще спектакль в Центре настоящей драматургии и режиссуры, «Галка Моталка», который поставила важный режиссер Елена Новикова.

— Вас любят надежные режиссеры, и вы актриса, как мне кажется, больше не традиционного, а экспериментального театра…

— Да, я даже слишком экспериментальная. (Смеется) Хотелось бы уже поменьше экспериментов и побольше ролей.

— В каких близких премьерах вас можно будет увидеть?

— В фильме «Частный заказ». Там я в окружении животрепещущих мужчин: Ступки, Балуева, Горбунова, Чурсина. Андрей Иванович Краско сыграл в этом фильме одну из окончательных ролей. А сейчас снимаюсь в многосерийном фильме Юрия Мороза по роману Достоевского «Братья Карамазовы». Играю Катерину Ивановну, пока не представляю, что получится в финале, процесс изматывающий, тем не менее очень жгучий, еще фильм «Ветка сирени» режиссера Павла Лунгина, съемки которого уже закончены.

— Есть ощущение, что у вас чутье на беспорочные роли: в каком бы фильме ни играли, о нем говорят. А в «мыло» вас зовут?

— Нет, раньше звали, теперь перестали, наверное, потому, что не мало отказывалась по причине неспособности выполнить что-нибудь жгучее в полоумном графике.

— Вы явно рано распределили приоритеты в своей жизни, благосостояние в вашем рейтинге стоит на каком месте?

— На каком-то уж точно не первенствующем. (Смеется) Конечно, так не мало всего хотелось бы прямо сейчас. Одежды всегда немало, машина не такая, о которой мечтаешь, еще хотелось бы яхту, самолет, личный остров где-нибудь на Гавайях, и чтобы родители жили там по полгода, когда в Москве зима, а я бы прилетала к ним на выходные, еще отдельную кинокомпанию, чтобы снимать только праздничное кино.

— К слову, и какая у вас машина?

— Уже месяц — никакой, свою археологическую, к которой я уже начинала относиться как к человеку, я продала приятелю, который страшно ею доволен, говорит, если бы мог пойти с нею в загс, чтобы быть уверенным, что она любит его так же, как он ее, он бы это сделал незамедлительно. Так что моя машина в безупречных руках, а я теперь езжу на автомобиле своего ближайшего друга, Павла Деревянко, который уехал в Индию на полтора месяца и оставил мне ключи, когда он вернется, мне придется покупать себе новейшее средство передвижения. (Смеется)

— Слышала, что у вас еще есть дача?

— Это не дача, а домик в деревне, в восьмистах километрах от Москвы, место это очаровательное. Деревянный дом и баня стоят на берегу озера, окруженные сосновым лесом… Вот где голова проветривается полностью.

— Со стороны создается ощущение, будто вы настолько погружены в профессию, что не оставляете себе время больше ни на какие встречные увлечения…

— Почему же, остается, я, например, садовод-любитель. Выращиваю орхидеи на подоконнике, на самом деле высший мой талант — кулинария… Я здорово готовлю.

— В наличии каких своих слабостей можете признаться?

— Я остервенелая транжирка, деньги утекают сквозь пальцы, хотя в неизбежнее время я стараюсь держать себя в руках. Иду по магазинам только когда действительно что-нибудь необходимо.

— Как-то вы сказали, что являетесь очень неорганизованной личностью, в чем это выражается?

— Во внутреннем хаосе беглее, я не опаздываю на деятельные встречи, а вот с родными не настолько пунктуальна: могу пообещать маме приехать через час, а оказаться у нее на пороге через семь часов. Она меня знает и уже даже не перезванивает, мужу могу тоже пообещать вернуться через сорок минут, а прибыть спустя три часа. Вот не далее как вчера встречалась с подругой Сашей Урсуляк в двенадцать часов ночи. У меня работа, у нее ребенок и работа, и это было одинаковое приемлемое для нас время. В полвторого Юра позвонил, я, естественно же, сказала, что буду через десять минут, а пришла в полтретьего.

— Хочу вернуться к вашему детству. Вы родились в дагестанском городе Хасавюрте, который сегодня у большинства ассоциируется с военными действиями. А каким он запомнился вам?

— У меня было достопамятное детство! Свежая малина по утрам, из бабушкиного огорода! Точнее, это была не бабушка, а папина тетя, которая нас воспитала: моего старшего брата, сестру и меня, люди вокруг приятельские, все друг друга знают, если праздник, то его отмечают всей улицей или большим многоквартирным домом.

— Кстати, а сейчас ваш брат с сестрой, мама чем занимаются?

— Брат — экономист, сестра — косметолог, мама — педагог, тем не менее никогда не работала по профессии, поскольку занималась детьми.

— Помните ли вы свою главную любовь?

— Конечно! В первом классе, его звали Артуром, его родители дружили с моими родителями, и в школе нас посадили за одну парту. До четвертого класса мы были неразлучны. Он проявлял все положенные знаки внимания: носил мой портфель, дергал за косички, бил… Это был классический роман начальной школы, по его завершении я долго ни в кого не влюблялась. (Смеется) Уже в Москве в возрасте четырнадцати лет влюбилась в мальчика из нашей школы, который был старше меня на два года… А вообще, натура я крайне влюбчивая. Вполне могу влюбиться на пару недель… Могу восхищаться каким-нибудь партнером и страдать от невозможности открыться… Да, я вот вам сейчас все рассказываю, а ведь потом это будет читать мой муж. (Смеется)

— А он разве ревнивый?

— В принципе, нет, но когда Юра утверждает, что меня не ревнует, верится в это с трудом… (Улыбается.)

— Полагаю, что и вы тоже преувеличиваете, когда говорите, будто слишком влюбчивая… Уже в течение нескольких лет вы правильная жена.

— Я трус в отношениях, боюсь потерять то, что дорого, берегу то, чего добилась.

— С режиссером Юрием Морозом вы зарегистрировали свой союз. Он никогда не говорил, чем вы его привлекли?

— Нет, но иногда он так посмотрит и скажет: «Все-таки ты такая изящная!» (Смеется) Ну, это его некий ракурс может восхитить, потому что по большому счету он меня не считает красавицей, я просто жгучая женщина именно для него.

— По-видимому, вы всегда пользовались успехом у мужчин?

— Всегда, но, думаю, к красоте это почти не имеет никакого отношения. Уверена, что женщина всегда может влюбить в себя мужчину, если ей этого очень хочется.

— А какими качествами должен обладать мужчина, чтобы вам понравиться?

— Он должен быть державным, ярким, безумным, благим, щедрым, целесообразным… Он должен быть чистым мужчиной.

— Женской конкуренции, отдельной, профессиональной, вы не боитесь?

— Нет, наверное, благодаря родителям мне не свойственно чувство зависти, не слушаю сплетен, не хожу на тусовки. Для меня было неожиданностью, когда на днях одна моя коллега устроила мне прямо-таки скандал, обвиняя в том, чего я никогда не совершала… Первый раз со мною произошло аналогичное некрасивое событие.

— Большинство ваших героинь — девушки вздорные, едкие, живущие на грани… Вам самой знакомо это состояние?

— Я понурый разрушитель, но, находясь в течение пяти лет рядом с человеком, обладающим недостижимой мудростью, мой нрав постепенно уравновесился, когда мы с Юрой только начали вместе жить, меня кидало и бросало из стороны в сторону, и я удивлялась его реакции на мое такое поведение. Он мог сказать: «Не кричи, когда успокоишься, я вернусь» — и уйти куда-то на двое суток. А теперь мы уже практически не ссоримся. Он меня воспитал.

— У наших актрис сейчас начался белый беби-бум, а вы не планируете расширять вашу семью?

— У меня сейчас все мысли как раз только об этом. (Смеется)

BeutyMan, 14.03.2007

Войдите через свой аккаунт: